Главная стрелка направо
К общему списку стрелка направо
Легко ли жить НОУ в России?
13
Легко ли жить НОУ в России?

Когда речь заходит о частных школах, большинство из нас представляет элитное учебное заведение с красивой эмблемой, обязательной школьной формой, сшитой на западный манер, уроками танцев и французского языка, выездами на международные конференции. Конечно, учиться в такой школе могут дети только обеспеченных родителей. Согласно статистике, большая часть подобных учреждений находится в Московской и Ленинградской областях. Однако наша история будет посвящена совершенно другому типу школ — православным, которые на сегодняшний день организовываются во многих субъектах РФ, но свою деятельность не афишируют и живут скромно и тихо. Чаще всего они имеют статус Негосударственного общеобразовательного учреждения (НОУ) и многие являются частными, так как построены на спонсорские деньги какого-то определённого лица.

До катастрофы. Как всё начиналось

Старое здание школы




Небольшая экспозиция для того, чтобы впоследствии понять всю кухню лицензирования и аккредитации православного НОУ.

Тихий провинциальный городок с 12 тыс. населения. Меня пригласили работать в эту школу обычным учителем русского языка и литературы в 5 классе. За 10 часов учебной нагрузки предложили зарплату вдвое больше, чем я получала в обычной за 25 часов.

Конечно, сомнений было немало:

  • Во-первых, школа носила статус православной, а это значит, что я должна была в обязательном порядке посещать основные Богослужения в приходе, на территории которого она находилась.
  • Во-вторых, пугало в названии это самое «НОУ»: если учреждение негосударственное, всё ли в нём будет официально — зарплата, отчисления в налоговую и пенсионный?
  • В-третьих, в моём 5 классе (самом старшем) училось всего 6 человек, тогда как я привыкла к большим и шумным городским классам. Всего на тот момент в школе числилось около 20 человек.
  • В-четвёртых, директором был священник, не имеющий педагогического образования.

И вообще очень сильно волновало то, как всё в этой школе было устроено. Здание было совершенно не похоже на образовательное учреждение. Новое, чистое, ухоженное, но везде лежала кафельная плитка, потолок в «спортивном зале» был высотой 2 м, вся кухня состояла из одной маленькой комнатки, где холодильники громоздились на плиты.

Вот такая столовая была в старом здании.

С другой стороны, было много и положительных моментов:

  • питание, несмотря на все православные посты, было разнообразным и вкусным;
  • у детей был постоянный доступ к фруктам;
  • помимо основных уроков, у детей было множество факультативов: конный спорт, риторика, бальные танцы;
  • дети в школе были тихими, спокойными, доброжелательными — одним словом, воспитанными в православной вере;
  • материальное оснащение было на высшем уровне: новые парты, доски, учебники, тетради, наглядные материалы, проекторы и прочая аудио- и видеотехника;
  • оформление трудовой книжки было вполне официально, отчисления в налоговую делались исправно.

А теперь — внимание!

За всё это родители детей не платили на тот момент времени ни копейки.

Как оказалось, 2 года назад один из российских олигархов и просто очень хороший человек заглянул в глубинку, был очарован красотой прихода и решил открыть здесь частную школу-пансион. Здание построили за полгода. Учредителем стала местная Епархия. Директором был назначен местный священник. Оформили как Негосударственное образовательное учреждение. Все расходы по школе нёс на своих плечах благодетель. На оплату коммунальных услуг, питание и зарплаты сотрудникам в месяц выделялось 700 тыс. рублей.

Иногородние дети оставались ночевать в старом здании школы. Для этого были оборудованы спальни.

Первые предвестники бури

Стройка новой школы.
 

Проработала я здесь спокойно и мирно 3 года. Благополучно довела своих пятиклашек до 7 класса. Школа росла. Детей было всё больше. И здание уже не могло вмещать в себя столько народа. И тогда наш благодетель по просьбе Епархии, настоятеля прихода, учителей школы и родителей учеников заложил новое здание. Постройка выросла буквально на дрожжах — трёхэтажная, шикарная. Мои дети вступили в неё восьмиклассниками (они так и продолжали оставаться самым старшим классом). И вот тут начались серьёзные изменения, заставившие меня впоследствии принимать самое активное участие в судьбе школы.

После Нового года наш дорогой директор, всеми любимый батюшка, был переведён Епархией в другой приход. Нам был назначен новый. Тоже из священников. Не сказать, чтобы мы, учителя, его не знали, потому что все его четверо детей учились у нас. И он назначает меня своим заместителем по учебной работе. Конечно, я обрадовалась, потому что столько всего хотелось поменять, сделать лучше, развить такое благое дело. Здание большое — надо набирать деток, открывать новые факультативные занятия, пробовать инновационные учебные программы, искать профессионалов своего дела и т. д.

Ну и вот с этого момента, пожалуй, начинается настоящая история обо всех перипетиях функционирования подобных школ в России.

Первые проблемы

Всё в этой школе работало на православное воспитание учащихся.



Проблема №1.

У нового директора школы, как и у предыдущего, не было педагогического образования. Он всю жизнь служил на своём приходе, ведал церковной лавкой, исповедовал бабушек и к детям имел отношение только как отец четверых сыновей. Поэтому, назначив меня завучем, он в первый же день меня вызвал к себе в кабинет и чётко обозначил ситуацию. Он просто переложил на меня директорские обязанности по ведению документации, набору сотрудников и связям с внешним миром (=госструктурами и инстанциями). Но при этом по всем вопросам оставил последнее слово за собой.

Отсутствие у директора педагогического образования в дальнейшем отрицательно сказалось на том учебном процессе, который я пыталась наладить. Например, когда я приглашала на собеседование 2 учителей, он брал не того, кто был более профессионален и компетентен, а того, кто соглашался на меньшую зарплату. Ещё один пример. Я никак не могла объяснить ему, что дополнительные рождественские и пасхальные каникулы, которые он устраивал для детей, нарушали учебный план. А если ещё добавить, что почти каждый месяц мы всей школой 4-5 учебных дней не учились, а стояли на Богослужениях, картина была довольно печальной. Да, это епархиальная православная школа, и этот компонент обязательно должен был присутствовать в воспитании школьников. Но ведь мы должны были иметь государственную лицензию и аккредитацию, которые требовали соблюдения светского закона об образовании...

Проблема №2.

Я человек очень обязательный и пунктуальный и всегда любила работать с документами. Заняв пост завуча, я начала разбираться с бумагами. И вот тут началась паника. Лицензия на образовательную деятельность имелась только на начальную школу и была оформлена на старый адрес — то старое здание. Из документов в наличии имелись справка о внесении сведений в ЕГРЮЛ, Устав (который ещё тогда мне показался слишком тоненьким — буквально из 3 листочков), учредительный договор, штатное расписание, свидетельство о постановке на налоговый учёт, ряд бухгалтерских документов. Было очевидно, что номенклатура директора и завуча школы практически отсутствует. И, если мы хотим дальше функционировать, всё это надо было восстанавливать.

Стратегия развития

Школа, в которую вложили столько средств, нужно было срочно развивать.

Что я сделала в первую очередь:

1. Нашла профессионалов своего дела, которые должны были помочь мне разгрести документы и поднять школу. Ими стали главный бухгалтер, заместитель по АХЧ (завхоз), медсестра и научный руководитель школы (академик, профессор, известный и авторитетный человек в нашем регионе).

2. Несмотря на все сопротивления батюшки, попутно обновила учительский состав. Взяла в штат Заслуженного учителя РФ по истории и кандидата химических наук (ездили к нам два раза в неделю из областного центра).

3. Дала несколько объявлений о наборе детей в школу в газеты.

4. Стала заявлять участие детей и учителей в различных районных и областных мероприятиях, так как ранее они не были включены в образовательную среду.

5. Начала восполнять пробелы в номенклатуре.

6. Пошла по различным инстанциям, чтобы получить на первых порах хотя бы лицензию: в Санэпидемстанцию, Госпожнадзор, районный Отдел образования, областной Департамент образования.

7. Познакомилась с благодетелем...

И почти на каждом из этих этапов меня ждали подводные камни.

Что пошло не так?

В таком маленьком городке конкуренция была достаточно жёсткой.


 

Сказать, что было трудно — не сказать ничего. Каждый мой день на посту завуча можно было назвать борьбой за выживание.

Конкуренция и номенклатура

Представляете, в маленьком провинциальном городке в 12 тыс. населения — 2 государственные общеобразовательные школы и 2 (!) православных. Причём одна из них была гораздо сильнее нас, потому что функционировала уже более 10 лет, имела лицензию и аккредитацию. У них на тот момент времени обучалось около 120 человек. У нас — всего 40. И вы знаете, несмотря на то, что это церковное учебное заведение, они оказались достаточно жёсткими конкурентами для нас. Их первым шагом на пути нашего уничтожения стали письма во все инстанции (районо, Департамент образования, Епархию) о том, что у нас отсутствуют лицензия и аккредитация. В маленьком городе шила в мешке не утаишь.

Само собой разумеется, после этих писем на нас посыпались проверки буквально со всех сторон. А номенклатура готова ещё не была. Кто был на посту директора или завуча школы, знают, какой длинный это список, начиная с приказов и заканчивая общеобразовательными программами по всем предметам. И это всё должна была вести я. Не имея ни юридического образования, ни опыта работы на руководящих должностях. Да, соответствующие курсы прошла, но они, если честно, мало чем помогли. Я спала по 3 часа в сутки, но всё равно ничего не успевала. Поэтому приходилось виниться перед представителями проверяющих госструктур, поить их вкусным чаем с постной выпечкой от нашей школьной трапезной и клятвенно обещать выполнить все их предписания, которые они оставляли нам на 5-6 листах, точно в срок.

Это дало свои результаты. К концу учебного года мы восстановили номенклатуру практически полностью. Можно сказать, что оказались конкурентоспособными, потому что за эти полгода набрали 25 новых учеников и отлично заявили себя в образовательном пространстве города и даже области.

Финансы

Зная, что школу спонсирует наш добрый дяденька-благодетель, я особо не вникала в финансы. Тем более, что взяла грамотного бухгалтера. Но спустя буквально месяц она поставила меня перед фактом: денег катастрофически не хватает. Это была целиком и полностью моя ошибка. Сказалось отсутствие опыта. Я набрала учителей на высокую зарплату и увеличила количество детей, не поинтересовавшись, а хватит ли на это школьного бюджета. Оказалось, что мы живём всё на те же 700 тыс. рублей, что и 3 года назад...

Основными расходами были:

  • зарплаты и отчисления;
  • питание;
  • коммунальные платежи;
  • текущие расходы;
  • а ещё батюшка из этой суммы брал деньги на нужды прихода.

Когда я сообщила об этом директору, его решение было максимально простым: встречайся с благодетелем и проси увеличить фонд или увольняй половину учителей. Последнее было недопустимо, чтобы не нарушить учебный процесс. Поэтому пришлось воспользоваться первым советом. И здесь меня ждал полный крах. С одной стороны — я, молодая, зелёная, без опыта и права просить что-либо. С другой стороны — он, известный и уважаемый в стране человек, владелец нефтяных вышек и процентной доли в национальном банке. В первый раз я видела настоящего бизнесмена, делового человека до мозга костей. Он был непреклонен. 700 тыс. — это всё, что он может дать. Я его понимала. Он реставрировал на тот момент несколько церквей, занимался благотворительностью, и всем от него что-то надо было.

Сказать, что я была расстроена, — не сказать ничего. Единственная лазейка, которая меня спасла, — попечительский совет. Дело в том, что Учредитель НОУ (в нашем случае это была Епархия) не является его участником (ст.65.1 ГК). Соответственно, он лишён возможности напрямую управлять деятельностью созданного ими юридического лица и формировать органы его управления. В НОУ эти полномочия исполняет публично действующий коллегиальный орган — попечительский совет. Я откопала в документах его список, и в него входила жена нашего благодетеля. Я подумала, что смогу как-то через неё повлиять на него. И у меня частично получилось!

Да, месячный бюджет школы он так и не увеличил, зато почти на 250 тыс. пополнил школьную библиотеку, которая мне нужна была для аккредитации в дальнейшем, заказал всем ученикам новую школьную форму, полностью оснастил кабинеты химии и биологии.

Кое-как мы продержались до конца года на этих 700 тыс. месячного бюджета и распустили школу на летние каникулы. С 1 сентября мой старший класс должен был пойти в 9 и сдавать государственную итоговую аттестацию по окончании года. А у нас всё ещё не было ни лицензии, ни аккредитации.

Лицензирование

Особенно много претензий у Санэпидемстанции было к классам.
 

Естественно, всё лето я провела без отпуска, чтобы получить к 1 сентября лицензию. Благо, меня не бросила моя команда — бухгалтер и завхоз. Но на некоторых моментах мы конкретно застряли.

Департамент образования полностью заставил переделывать Устав, так как в старом, трёхстраничном, не было нужной информации о реализуемых нами образовательных программах. Мы наняли юриста, и в течение месяца он был составлен и утверждён.

Глава районного отдела образования отказывался подписывать разрешительные документы, так как у нас не было ни спортзала, ни кабинетов для трудов (оснащённых в соответствии с нормами, со станками, верстаками и прочими инструментами). Вышли из положения, заключив договор с рядом расположенным профтехучилищем, что наши дети на уроки физической культуры и трудового обучения ходят к ним.

Госпожнадзор не хотели подписывать заключение, так как здание по строительным и прочим нормам совсем не подходило под образовательное учреждение. То горючей краской что-то покрашено, то перекрытия деревянные, то запасного выхода нет. Всё перекрашивали, перестраивали, переделывали. Назначили бедного учителя информатики ответственным за пожарную безопасность, заставили его летом ездить на курсы и получать соответствующие корочки. Закупили и развесили огнетушители, планы эвакуаций. Провели колоссальную работу! Но, надо отдать должное, мы были рады такому продуктивному сотрудничеству. И они были в итоге довольны нашими стараниями, подписали нам все документы и даже потом приезжали в гости, устраивали детям праздник по пожарной безопасности.

Санэпидемстанция подарила нам гораздо меньше хороших эмоций, чем Госпожнадзор. С самого первого их появления в нашей школе (это было ещё в учебном году) было ясно: нас валят. Освещение не то, медкабинет совершенно непригоден для ведения в нём медицинской деятельности, наполняемость классов не та, кухня — рассадник бактерий и микробов. Начальница СЭС — молодая дама лет 30 и весом килограммов 120 — просто ходила и тыкала во всё пальцем: это не то и это не так. Спас нас тогда мой дорогой завхоз. Взял её под белы рученьки, напоил чаем, сказал пару комплиментов — и нам выдали предписания, по которым оказалось всё не так уж и плохо.

А теперь нам надо было у неё получить заключение для лицензирования и допуска к началу нового учебного года. Позвонила я ей ещё в июне. На что она сказала, что можно обойтись без выездной проверки, ведь они недавно у нас были. Мы обрадовались, поехали к ней — думали, сразу подпишет. Не тут-то было. Нам долго и нудно рассказывали, что ей скоро ехать в Турцию, что денег ни на что не хватает и всё в том же духе. Приехали мы обратно не солоно хлебавши. И завхоз предположил, что ей нужна взятка, и это было сразу понятно. Очень хотелось решить эту проблему таким простым путём, но... Денег и так катастрофически ни на что не хватало, и мы не стали этого делать. Короче говоря, 4 проверки за лето — и мы получили долгожданную подпись ровно 31 августа...

Из-за Санэпидемстанции лицензию мы получили только к концу сентября. Но всё-таки получили! И теперь нас ждала аккредитация.

Аккредитация

Небольшая справка. НОУ подлежат обязательной аттестации, которая является формой государственного и социального контроля за деятельностью всех образовательных учреждений. Она заключается в установлении соответствия содержания образовательных программ, уровня и качества подготовки выпускников всем требованиям госстандартов. Аккредитация проводится Минобрнауки России на договорной основе. Инициирует аттестацию само НОУ, в связи с запасом права выдачи документов об образовании гособразца.

Аттестация включает такие этапы:

  • самообследование;
  • внешняя аттестационная экспертиза;
  • вынесение комиссионного решения.

Аккредитация — это официальное признание факта соответствия образовательных услуг НОУ госстандартам. Главнейшим последствием аккредитации НОУ является их включение в систему централизованного государственного или муниципального финансирования.

С началом нового учебного года я планировала вплотную заниматься аккредитацией. Однако здесь меня, моих учителей, учеников-девятиклассников и их родителей ждало горькое разочарование. Одно из основных условий получения аккредитации — анализ уровня и качества подготовки выпускников всем требованиям госстандартов. А у нас ещё не было ни одного выпускного класса. То есть анализировать было нечего. Соответственно, нашим девятиклассникам суждено было стать первопроходцами и доказать, что в Епархиальной школе дают знания высокого уровня.

Поэтому все силы пришлось бросить на их подготовку к экзаменам. И параллельно решать финансовый вопрос. С разрешения Епархии и благодетеля мы начали брать с родителей символическую плату за обучение в 1 000 рублей.

Так как на момент конца учебного года у нашего НОУ не было госаккредитации, мы документально перевели девятиклассников к нашим конкурентам (в гимназию), чтобы они получили аттестаты государственного образца. Экзамены они сдали успешно. Плюс мы в течение года хорошо показали себя на различных олимпиадах и конкурсах, так что на следующий год мы без всяких особых проволочек получили госаккредитацию и уже следующим девятиклассникам мы выдавали наши собственные аттестаты.

Чем всё закончилось?

Моя основная миссия была выполнена — школа лицензирована и аккредитована, учебный процесс автоматизирован и поставлен на поток. Отсутствие опыта на руководящих должностях и в бизнесе очень мешало работать, пока мы всё это выправляли. Мой класс, который я вела с самого начала, выпустился. Батюшку перевели на новый приход и поставили очередного — уже третьего. Завхоз по состоянию здоровья уволился. И я почувствовала, что просто хочу отдохнуть.

Так закончилась моя карьера в православной школе, о которой я до сих пор вспоминаю с теплом и гордостью. Она дала мне бесценный жизненный опыт. Благодаря ей, я узнала, что значит — оформление номенклатуры, финансы организации и получение различных разрешительных и уставных документов. И надо сказать, что это ох как не просто!

0